Там, где остановилось время. Часть 5.

Итак, получается, что наше тело, в самых непосредственных его проявлениях и глубинных физических и химических процессах, неразрывно соединено с окружающим пространством, словно вписано в некий всеобщий Вселенский цикл. И эта мысль возвращает нас к древнему примитивному анимизму, который связывает различные циклы  — Лунные, Солнечные, циклы Земли — с нашим пребыванием в этом мире. Может мы точно также вписаны во временные структуры?

Изучением соответствия процессов, происходящих в нашем организме, процессам, происходящим в природе, занимается хронобиология. В настояще время ученые выделяют только более 500 процессов и функций, протекающих в человеке и имеющих циркадную ритмику — то есть периодичность, близкую к количеству часов в сутках. Помимо циркадных ритмов, однако, различные системы организма имеют и ультрадианные ритмы (меньше суток), лунные ритмы ( по фазам Луны или лунным суткам), инфрадианные ритмы (ритмы большой периодичности — от месяца до нескольких лет). Внутренние ритмы нашего организма могут быть отлажены, как часы, будучи согласованы с внешними ритмами, и могут быть рассинхронизированны с ними. Любая острая критическая ситуация, сильный сбой в ритмах сна и бодрствования, вынужденная депривация сна — все это вырывает нас из привычных биологических часов, которым верен наш организм.

«В бытность студентом жил в Волгограде,. Как то раз получилось, что стал предвидеть будущее ближайшее  — кусками от 10 сек до получаса знал что произойдёт. Страшно было по итогу. Сажусь в трамвай и возникает мысль что сейчас зайдет человек, знаю, как выглядит и как будет за проезд платить и куда сядет. И потом так и происходит.  Потом иду по улице, вижу знакомых и знаю, что будут спрашивать и что я отвечу. Ну и так далее.  Потом пытался бороться, стою на остановке, знаю, что сяду в троллейбус, а  там на задней площадке сидят мужик и девушка, мужик выйдет и к ней пересядет парень. Идёт тралик, я отворачиваюсь и его пропускаю. Подходит другой, сажусь, а там эта троица. Я отворачиваюсь и смотрю в окно сзади, чтобы не видеть. Не знаю как, но я повернулся в тот момент когда мужик встал, ну и далее произошло все как предвидел. Вот здесь вот тяжело было, и мир в черно белых тонах, цветное, но как старый фильм. Все это продолжалось около  8 часов, если сначала я видел 10 сек то постепенно стал видеть дальше. Максимум на пол часа вперёд, а потом все плавно прошло минут за 10 и слышать стал лучше, до этого звуки были приглушенные… Сначала это идёт кусками т.е. не все события а по одному, потом промежутки когда ты не знаешь становятся короче а потом ты знаешь все на ближайшие пару или 5 минут, и идёт вторая волна опять кусками вперёд уже 10 -15 минут».

 

Получается, что предвидение будущего — есть случайное выхватывание  временных кусочков, которые уже заведомо определены и фиксированы. И если в момент остановки окружающего пространства человеку дается время создать себе нужное будущее — для этого собственно и возникает эта остановка, то в некоторых ситуациях будущее получается уже заранее определенным. Вопрос о том, насколько масштабно предопределено наше будещее — то есть насколько большими фрагментами или кластерами наше время уже заранее сформировано — пока оставим в стороне. Попробуем изучить  как это бывает — пересечение человека из здесь и сейчас со слоями будущего или информации о будущем. Это, кстати, тоже отдельный вопрос — получаем ли мы в таком случае просто информацию о будущем  — некий пакет с перечислением фактов — или время на самом деле имеет физическую плотность и другие физические параметры, которые мы могли бы измерить, и является например частью пространственно — временного континуума, как это предполагает общая теория относительности Эйнштейна.

Цитата, которая приведена выше, — это отрывок из письма нашего читателя, которые приходят не только в виде комментариев к главам про время, но и в личные сообщения. И я бы могла отсеять его, как нечто, уже похожее на психоделические фантазии, если бы в юности не пережила очень похожий опыт.   Случилось это в студенческую, тоже, пору в баре на ночной дискотеке, где я тихонько потягивала пиво, расслабляясь после рабочего дня. Напротив меня за соседним столиком сидел молодой парень, на ближайшие два часа повенчанный, как и я, с бутылкой пива. Внезапно в моей голове возникла мысль, что сейчас он встанет, посмотрит долго в мою сторону, потом подойдет и спросит — можно ли ему разделить мое одиночество. Через пару минут именно это и произошло, и именно так, как и представилось в моей голове.

Более часто, однако, мы встречаем случаи неосознанного предвидения, которое называем словом «интуиция». За восемь лет до операции на гамма ноже моя тетя остановилась возсле рекламного стенда в одном из медицинских центров, вытащила из рекламной стойки проспект и уверенно сказала: «Вот это мне пригодится». На проспекте была сфотографирована установка гамма ножа и описан принцип его действия. Поводов, однако, для того, чтобы этим интересоваться, не было у нее никаких -просто мгновенный импульс. Примерно также, как спонтанно возникший интерес, описывает просмотр телепередачи о химических отравлениях и первой помощи при них одна из хозяек местного журнала. Она подчеркивает, что смотрела эту передачу, словно завороженная, и возможно именно это помогло ей оказать своему ребенку первую помощь через два года, когда произошла трагедия, и он  выпил уксусную эссенцию.

Попытками заглянуть в будущее грешили и Коэльо, описавший в одной из своих последних книг некие упражнения, которые могут позволить это делать, хотя он и предупреждает о потенциальной опасности таких путешествий, и Клаус Джоул в книге «Посланник». Но огромному количеству людей совсем не нужно прикладывать такие огромные усилия. Им нужно просто немного перестроить свое восприятие действительности.

Филипп Тетлок из Университета штата Пенвильвания ополчилась на экспертов, которые дают политические прогнозы. По ее словам, их предсказания едва ли отличаются от случайного попадания. Вдохновившись речами Тетлок, Агенство передовых исследований в сфере разведки США профинансировало четырехлетние исследования, целью которых было найти новый подход к политическому прогнозированию. Проект проводился в форме соревнования и собрал несколько тысяч участников из совершенно разных слоев общества для того, чтобы проверить их способности к предсказаниям на различных политических событиях.

Спустя три года — в 2014 году — Тетлок изложила первые результаты своих исследований в журнале «Психологическая наука». В течение первого года она оценила способности более, чем 2000 участников и к концу года отобрала из них 2 % лучших «супер предсказателей» — они сформировали команду для дальнейших исследований. К концу второго года оказалось возможным оценить точность их прогнозов — она была в четыре раза выше, чем у всех остальных участников.

Как и следовало ожидать, эти элитные прогнозисты набрали большее количество очков в тестах на интеллект, чем остальные участники. Но  у все у них оказалась общей еще одна черта: непредубежденность. В обычной жизни непредубежденность может ошибочно быть расценена, как наличие либеральный политических взглядов, но в психологии этот термин показывает насколько хорошо вы можете иметь дело с неопределенностью и быть открытым для нового. Самым важным оказывается здесь то, что человек с такими качествами способен видеть проблему или вопрос со всех сторон — это помогает предсказателям преодолевать свои ожидания или предубеждения в свете новых фактов. «Вы должны уметь быстро менять свое мнение и делать это часто», — говорит Тетлок.

Другой чертой, которую Тетлок выдвигает на первое место, это самосознание и понимание собственных слабостей. Даже опытные прогнозисты могут попадать в ловушки, обсуловленные тем, что они присоединяются к исследуемому вопросу и имеют по нему свои собственные эмоции — симпатии или антипатии. Для того, чтобы избежать подобных эмоцинальных ошибок, необходимо вспомнить, что риск того, что могут произойти самые ужасные события, обычно преувеличивается, а усредненная статистически ситуация обычно находится в диапазоне между самым худшим и самым лучшим вариантом. Хотя и эти варианты стоит также учитывать, чтобы получить полный возмжный спектр событий, но в силу человеческой иррациональности об этом забывают даже те, кто,казалось бы, должен об этом помнить.

Наука в данном случае дает нам совершенно другой поход к вопросу о возможности видения будущего: вопреки спонтанным прорывам в сознание кусочков будущего опыта или событий, она утверждает, что системный подход, с опорой на развитие интеллекта, который свободен от эмоциональных оценок и предвзятостей, может дать возможность предсказывать будущие события  достаточно большим количеством людей. И может быть, Александр Литвин прав, призывая нас всех к развитию собственной интуиции? Потому что, человек без эмоций, ожиданий, готовых рецептов и смыслов — представляет собой ни что иное, как открытую для приема информации систему — подобно воде, на которой брошенный камень непременно оставит круги.

Часть 4.

Похожие статьи