В мире радуги: видеть невидимое.

rainbow-flowers-wallpapers

Если бы  Конситта Антико повела  своих учеников в парк на уроке живописи, она бы часто спрашивала их о многочисленных полутенях и оттенках, которые вспыхивали у нее перед глазами. Я бы сказала: «Посмотрите на блики на воде: разве вы не видите розовое мерцание напротив той скалы? Видите красную линию по краю вон того листа?» Ученики бы согласно кивали. И только спустя несколько лет она бы поняла, что они просто были слишком вежливы, чтобы сказать ей правду: цвета, которые она видела так явно, были для них совершенно невидимыми.

Теперь она знает, что это симптомы особого состояния, которое называется тетрахроматия. Из -за мутации в одном из генов, которы влияет на развитие сетчатки, таки люди, как Антико, могут видеть цвета, которые невидимы для большинства из нас. Это будет более понятно на примере гравийной дорожки: то, что я или вы видим как скучный серый, сияет как витрина ювелирного магазина с точки зрения Антико. «Маленькие камешки словно выпрыгивают на меня  — оранжевые, желтые, зеленые, голубые и розовые», — говорит она. — Я была шокирована, когда узнала, что именно другие  люди не видят».

Люди с тетрахроматией — достаточно редки , но Антико- особенно выдающийся человек , потому что она, будучи художником, может  предоставить нам редчайшую возможность заглянуть в этот мир. «Её работы могут приоткрыть нам особенности  зрения, которые могут оказаться ценными для каждого из нас», — говорит Кимберли Джейсон из Калиорнийского Университета в Ирвине, которая очень много изучала Антико.  — Возможно даже, что она может предложить нам способы, с помощью которых многие люди могли бы увидеть мир также, как и она».

Вопрос — видим ли мы все одинаковые цвета — имеет долгую историю в философии и науке. В прошлом  предполагалось, что нет причин для особых различий. Мы знаем, что почти у всех есть три типа колбочек в сетчатке, каждый из которых отвечает за отдельный цветовой диапазон. Цвет воспринимаемого предмета зависит от конкретной комбинации этих сигналов, и хотя индивидуальная чувствительность может отличаться у различных людей, в целом цвета, воспринимаемые одним человеком, примерно совпадают с цветами, которые воспринимаются другими людьми. Исключения считались относящимися только к дальтоникам, когда одна группа колбочек дает сбой. С уменьшенной чувствительностью к определенным длинам волн, они, например,  с трудом различают красный и зеленый.

В теории, однако, это может происходить и несколько по  — другому: исходя из некоторых предположений, дополнительные колбочки могут позволить человеку увидеть сотни различных оттенков одного цвета, обычно воспринимаемого человеческим глазом. Мы знаем, что такое бывает в природе: у зебровой амадины и у золотой рыбки имеются дополнительные колбочки, поторые по — видимому помогают им различать практически одинаковые цвета. Около 20 лет назад Габриэль Джордан из университета Ньюкастла И Джон Моллон из Кембриджского Университета предположили, что у людей это также может происходить.

Суть аргументов Джордан базируется на том факте, что ген, отвечающий за восприятие красного и зеленого, находится на Х — хромосоме. Так как у женщин — две Х — хромосомы, —  они являются потенциальными носителями двух версий этого гена, каждая из которого кодирует колбочки, именно это приводит к чувсивтиельности в отношении мало отличающихся частей цветового спектра. Так получается, что в дополнение к основным двум колбочкам, есть еще две, которые не задействованы. В итоге их получается четыре — что и вызывает тетрохроматию.По этой причине, возможно, что это возможности, которые доступны только женщинам, хотя исследователи не могут однозначно исключить возможность, что когда — нибудь мужчины унаследуют их тоже.

Чтобы доказать, что такие люди действительно видят мир иначе, пришлось предпринять двадцатилетнее путешествие. Хотя требуемая комбинация генов не кажется особенно редкой  — возможно, что целых 12 % женщин могут иметь четыре различные колбочки — многие из тех людей, которых Джоржан тестировала, казалось, не показывали никаких отличий в восприятии от обычны людей. Но к 2010 году она нашла человека, который блестяще проявил одну из особенностей тетрахроматии. «Кислотный тест» Джордан проводился на цветных дисках, на которых были изображены цветовые смешения из различных пигментов, например зеленый, получившийся из желтого и синего. Почти все люди видели один и тот же оттенок оливкого — зеленого цвета, но на самом деле кадая комбинация давала немного отличный от других спектр и носитель четырех колбочек должен был это заметить. Человек, которого нашла Джордан, абсолютно уверенно отличал мальчайшие различия между смешениями в кажом конкретном случае. «Когда вы просите их описать различия между двумя оттенками тетрахроматы могут сделать это достаточно быстро. Они не сомневаются», — говорит Джордан.

Но на что на самом деле похожи эти, невидимые нами, цвета? К сожалению повсеместно признанный уникум, которого нашла Джордан, не был доступен для журналистов, которые могли бы распросить его об этом. Но как только о женщине с необычным зрением стало известно через СМИ, много возможных тетрахроматов откликнулось на эту инормацию и, возможно, они помогут нам получить понимание об этом.

Одной  из них была Морин Сиберг, журналист и писатель из Нью Йорка, которая прошел генетическое обследование после того, как услышала подкаст по этой тебе на Radiolab. «Я всегда вежливо не соглашалась с людьми по поводу оттенков и цветов» — говорит она. Например, выбирая одежду  в магазине, она часто обнаруживала что очевидно подобранные в комплект майка и юбка имели для нее разный оттенок, и их сочетание было просто ужасно — хотя, видимо, никто другой этого не замечал. Ее чувствительность порой озадачивает окружающих: помогая ремонтировать дом, она однажды отвергла 32 оттенка краски перед тем, как остановилась на нужном цвете. «Эти варианты бежевого были то слишком желтыми и недостаточно голубыми, не достаточно холодными, а некоторые из миндальных оттенков были слишком оранжевыми», — говорит она, используя определения, которые все время запутывали ее строительного подрядчика. Естественно, это всего лишь анекдотичная история, но она хотя бы немного может поведать нам о том, как получается, что очевидно одинаковые цвета могут выглядеть абсолютно отличными друг от друга для тетрохроматика.

В жизни Антико происходят такие же истории. Она говорит, что всегда знала, что ее глаза видят мир совсем не так, как все остальные люди. И этот талант достаточно скоро заметила ее семья. «Когда я была очень маленькой девочкой, моя мама посмотрела на меня и сказала: «Ты будешь художницей и преподавателем живописи». Сегодня Антико исполнила это предсказание, и у нее есть своя собственная галерея в Сан — Диего в Калифорнии. В своих картинах она использует свою необычную способность видеть, создавая яркие и динамичные полотна, буквально взрывающиеся фейерверком цветов. Посмотрите на картину с радужным эвкалиптом. «Тюбики с краской просто улетали. Желтые, фиолетовые, лимонные — я яростно смешивала их на палитре, пятаясь воспроизвести все потоки цвета в коре дерева», — говорит Антико. И если мы с вами сравним эту картину с реальным деревом, то будем вынуждены предположить, что глаза Антико видят больше, чем глаза обычного человека.

Так вышло, что один из покупателей, который разглядывал подобные этой картины Антико однажды, предложил ей связаться с исследователями, которые занимались изучением тетрахроматии. Генетический тест оказался положительным, и она начала участвовать в серии экспериментов с Джеймсон и ее коллегами, включая Алису Винклер из Университета Невады в Рено.

Джеймсон тут же предположила, что гены Антико могут также дать ей возможность хорошо  видеть в полумраке. «Если вы смотрите на ее картины, на которых изображен рассвет, то видите, что она изображает очень много цветов, при этом нанося их при очень слабом освещении», — говорит она про условия, в которых зрение обычного человека сводится к градациям серого. Это может быть особенностью художественного стиля, но Антико настаивает, что она просто наблюдает цвета, которые находятся прямо перед ней. С высокой доли уверенности эксперименты Джеймсон показали, что яркость цветов действительно воспринимается Антико иначе, так что они «выскакивают» на нее даже в полумраке.

По этой же причине, такое усиленное видение, не всегда является благословенным даром. «Продуктовый магазин  — это просто кошмар,- говорит она. — Это словно огромные  мусорные кучи, в которых смешали все цвета, и они на каждом углу». Такая обостренная чувствительность может объяснить, почему она находит утешение в белых ровных поверхностях. «Люди считают это очень необычным, что белый является моим любимым цветом, но в этом есть свой смысл, потому что он такой спокойный и мои глаза на нем отдыхают. В нем все равно есть другие цвета, но смотреть на него не так больно».

Не у всех тетрароматов есть такие выдающиеся способности. Джеймсон выяснила, что восприятие Антико опережает других тетрахроматов, которые не имеют художественных задатков или не пытались развиваться в этом направлении. «Консета — это великолепный прорыв в изучении тетрахроматии, потому что у нее есть огромный опыт изучения такого необычного восприятия цвета в ежедневной работе». Если это будет подтверждено в дальнейших исследованиях, Антико надеется, что может быть полезной в разработке тренинговой системы, которая поможет все детям с тетрахроматией реализовать их потенциал.


На самом деле амбиции Антико простираются даже шире: она хочет помочь всем людям увидет мир несколько иначе. Забавно, но она говорит, что некоторые из ее студентов начали замечать иногда некоторые дополнительные оттенки. «Это выглядит так, словно кто-то поднял занавес или отдернул штору». Конечно, без генетической предрасположенности мы никогда не сможем достичь полноты тетрахроматического видения — но, возможно, люди, подобные Антико, могут хотя бы указать нам на те отличия цветов, которые мог бы воспринимать наш глаз, если его натренировать.

Это мучительный вопрос для самой Антико. Благодаря случайному срабатыванию генетической лотереи, особенного сочетания генов, которое привело к появлению у нее невероятных способностей зрения, ее дочь — генетический дальтоник. Возможно однажды  будущие исследования смогут предложить новые способы помочь всем — включая и ее дочь — увидеть мир в полноте его красок, даже имея изначально ограниченные возможности для этого. «Что если мы — тетрахроматы — сможем показать способ увидеть полноту цвета для всех, кто менее удачлив, чем мы?» — говорит она. «Я хочу, чтобы каждый мог увидеть, как же прекрасен этот мир».

Автор: David Robson
Перевод: ladygodiva77

Примечание переводчика: Среди моих знакомых есть девушка, которая с рождения видит мир, как скопление цветных струящихся многоцветных нитей. Примерно так, как описывал в своих книгах Майкл Ньютон, и так, как об этом говорил Кастанеда. Так может мы действительно деградировали в своих возможностях или нам просто было не дано видеть мир таким, каков он на самом деле. И может быть пришло, наконец время, нам это начать постигать? А что думаете вы по этому поводу?

 

Похожие статьи