Дела Господни. Часть 2.

Продолжим наше путешествие по святым местам Абхазии. Место для Ново — Афонского монастыря, о котором мы говорили в прошлый раз, было выбрано не просто так, а с особым смыслом. Здесь находилась пещера, в которой долгое время жил один из апостолов Христа — Симон Кананит. Некоторое время он прожил на берегу реки Псырцха, но с новой волной гонения на христиан, венец мученика постиг и его: местные жители убили его, отрубив ему голову. На дне реки до сих пор можно увидеть красные камни, которые по древнему преданию хранят на себе следы крови Симона.

Храм, посвященный Симону, был разрушен и заново отстроен в Х веке нашей эры. Внутри храма была уникальная фресковая роспись, которая в советские времена была полностью забелена. Некоторые фрески с тех пор удалось отмыть, но количество их невелико. Храм является действующим, но открыт только по большим праздникам и для проведения обрядов венчания, крешения, отпевания.

Из Нового Афона, по которому мы еще прогуляемся, отправимся в Дранду. Там сохранился древний храм Успения Пресвятой Богородицы, который был построен при императоре Юстиниане в VI веке.

В боковой стене храма оставлены проемы, в которых видна первоначальная кладка, которая в те времена делалась с применением галечника. У основания храма также видна специальная каменная подложка, которая стабилизировала храм во время землетрясений. Перед храмом огорожен источник, освященный во имя Святого Никиты Бесогона.

Антураж пока похож на военный. Территория храма сейчас активно отстраивается и восстанавливается после размещения здесь советсвого совхоза, а внутри храма можно приложиться к мироточащей иконе Дмитрия Солунского и попросить здоровья, если у вас есть какие-то проблемы со зрением.

Из Дранды мы направляемся в Илор — село в Очамчирском районе Абхазии. Дорога туда дальняя, поэтому, если повезет с экскурсоводом, то можно узнать про то, как молодой Максим Горький, будучи рабочим на строительстве Очамчирской дороги, принял роды у беременной женщины, что вдохновило его потом написать свой знаменитый гимн человеку. А также об абхазских неграх и о том, что служение у царя показалось им унизительным, зато в советские времена целая научная экспедиция приезжала изучать это генетический и этнический феномен. Еще можно увидеть горячие гейзеры, — температура которых выше 100 градусов, — и узнать, как они обогревают овощные теплицы.

Храм в Илоре посвящен Святому Георгию и к сожалению на протяжении всей истории его многократно разрушали.В ХIX веке его восстановили, и в настоящее время он является одни из самых посещаемых храмов в Абхазии.

В храме в настоящее время хранится 7 мироточащих икон. Меня лично поразила икона Праотца Адама (я в принципе ранее не сталкивалась с изображеним Ветхозаветных перснажей в православии) и икона Казанской Божьей Матери, лик которой практически неразличим от темно — коричневых подтеков (говорят, что она не МИРОточащая, а КРОВОточащая икона). Прикасаться к таким иконами руками или лбом  — как это принято у верующих — нельзя. Можно коснуться фителем освяшенной свечи, чтобы потом возжечь ее в храме или дома при необходимости. Фотографироват нам конечно ни в Дранде, ни в Илоре ничего не разрешили.

Ну а мы из Илора отправляемся в Команы — средоточие Абхазских святынь. Имя Камана связано со Святым мучеником Василиском, чья могила находится в горах. Рядом с его могилой расположен храм. Но это не древний, а уже современный храм и построен он был в 2006 году.
Чтобы добраться до храма, нужно преодолеть 94 больших бетонных ступени по достаточно крутому склону.

Для просьб возле могилы Василиска установлен ящик — как и везде в храмах для записочек, но верующие пишут имена близких людей даже на камнях, чтобы Василиск молился за них, и кладут эти камни на могилу.

В 2006 году к святому источнику, который возник на месте, где крестьяне первоначально хотели похоронить Святого Василиска, приехал мужчина из Тулы, чтобы исцелить свою дочь. Он дал обет, что если это случится, то он построит на этом месте храм в благодарность Богу и этому святому. Они прожили там целый месяц, и дочь его исцелилась. А мужчина, как и обещал, воздвиг собственноручно бревенчатый храм.

Если обойти храм сзади, то видны остатки стен древного храма. который располагался на том же месте, и был сделан из камней, как и большинство храмов в Абхазии.

От самого храма спускаемся к источнику. Он называется 12-ти струйными — по количеству ключей, которые его питают. Здесь можно набрать воды и обязтельно нужно трижды окунуться. Рядом стоят кабинки, где можно переодеться. Мы заранее запаслись рубашками для окунания.

Невозможно передать, как окунание в холодные воды иточника снимает весь груз прошедшего дня, усталость от долгого пути, духоты, жары. С легкими ногами идем в последний пункт нашего паломничества  — Команский мужской монастырь святителя Иоанна Злотоуста. В этих местах он прочел свою последнюю проповедь и здесь упокоился и был захоронен в каменном саркофаге в течение первых 30 лет.

То ли от того, что мы приехали сюда поздно вечером, и дневная суета уже улеглась, то ли от удаленности места, но тишина здесь была какая-то особая, а место — по личным ощущениям — богодухновенное.
На дверях храма когда — то были приереплены эти латуные образа. Сейчас их сняли и сделали самостоятельными иконами.

На боковой стене храма — фреска с изображением Иоанна Златоуста.

Сам храм необычайно светлый, чистый, и какой-то радостный. Трудно описывать это словами, но как и служители есть, в которых живет радость и благодать, о чем в прошлом посте уже упоминала, так и  места есть с таким же невероятным ощущением благодати.

На всякий случай переспрашиваю у служителя храма — правда ли можно все фотографировать. Он улыбается: «Можно. Все- все. Берите вон лучше икону, у нас сейчас крестный ход». Я совершенно потерявшись смотрю, как немногие посетители храма — два или три человека — берут иконы и выходят на улицу, чтобы обойти трижды вокруг храма. Пока они нестройными, но очень звонкими голосами поют, я осматриваюсь  и робко подхожу к саркофагу.

Потом обращаю внимание на остальные иконы: они все какие-то неканонические, одни вышиты разноцветными нитями, другие выложены бисером и тканями, а иные и мозаикой из страз. Невероятно красиво.

Выхожу из храма, — навстречу мне процессия из служителей и нескольких прихожан. Теряюсь, ища глазами священника. Вдруг он начинает брызгать святой водой на мирян. Я смотрю и все еще не могу понять — он в обычной будничной одежде, как и мы все: брюки, толстовка. Он смотрит на меня и улыбается — радостно и светло. И тут я понимаю — что вот она — та простота, та безыскусность, и та бескомпромиссная истинность настоящей веры, где ни одежда, и ничего другое внешнее — не имеют значения, но зато то, что есть внутри — изливается в мир через обычную человеческую доброту. Я смотрю на вечерние горы, заходящее солнце, продолжающих петь прихожан и священников, и понимаю, что вот здесь можно остаться навсегда. Потому что здесь чисто, светло и радостно. И здесь  — и вправду есть Бог.

Похожие статьи

Калейдоскоп радости
2017-10-14 21:29:37
[…] интересные места мы уже посетили. Совсем рядом с храмом Симона Кананита расположился прекрасный водопад, образованный […]